Передать показания счётчиков

с 18 по 25 число каждого месяца

8 (3852) 282-200 Единая справочная

Интервью

Интервью с генеральным директором ГК «РОСВОДОКАНАЛ» М. Шнейдерманом в журнале «Приоритетное мнение» (№5, 2011 г.)

«Говорить о прорывах пока приходится редко»

Новый гендиректор ГК «РОСВОДОКАНАЛ» о болевых точках в водоснабжении Барнаула

Михаил Шнейдерман

Барнаульский водоканал может стать частью крупнейшего транснационального частного оператора, работающего на евразийском пространстве. Именно эту цель акционеры ГК «РОСВОДОКАНАЛ» (Москва), в которую входит барнаульская водоснабжающая организация, ставят перед менеджментом компании. Об этом и сложностях коммунального бизнеса в России и крае рассказал новый генеральный директор ГК «РОСВОДОКАНАЛ» Михаил Шнейдерман, в середине сентября посетивший Барнаул. Первое свое интервью на новом посту он дал «ПМ».

 

— Коммунальный бизнес сегодня — это все-таки больше бизнес или политика?

— В мире существует три модели управления в сфере водно-коммунального хозяйства. Первая модель — британская — подразумевает полное владение системами водоснабжения коммерческими структурами. Вторая — немецко-испанская — предполагает совместное с муниципалитетами право собственности на сети. Частично активы находятся на балансе операторов, частично в собственности муниципалитетов. В России как отправная точка развития принята третья, французская модель, когда системы водоснабжения остаются в собственности муниципальных образований, но передаются операторам в долгосрочную аренду или концессию. Это называется государственно-частным партнерством. Государственное и муниципальное управление и политика все-таки не одно и тоже. Поэтому, отвечая на вопрос, скажу, что это бизнес в том сегменте, где работают частные операторы.

Привлечение частных операторов в отрасль — это осознанная необходимость. Износ коммунальных сетей превышает 80%. Совершенно не драматизируя ситуацию, можно сказать, что государство вообще сегодня не в состоянии эффективно управлять имеющейся инфраструктурой. Одним из ярких проявлений этой осознанной необходимости является принятое в начале сентября распоряжение федерального правительства №1493, которое как раз и предусматривает привлечение частных операторов на условиях концессии в качестве основного инструмента решения накопленных проблем. Предусмотрены долгосрочные тарифные отношения с операторами, что уже подразумевает некие гарантии возврата вложенных инвестиций.

— Но сегодня на этом рынке можно зарабатывать?

— Зарабатывать сегодня сложно. Вообще я к ситуации отношусь с осторожным оптимизмом. Все стороны, по большому счету, заинтересованы в успехе реализации этой модели. Сложно? Безусловно. Так как система функционирует сейчас - неприемлемо для бизнеса. В лучшем случае это позволяет нам латать дыры и поддерживать состояние инфраструктуры в соответствии с санитарными нормами. Говорить о прорывах пока приходится редко.

— Барнаульский водоканал — это прибыльная компания?

— Сегодня, и я не побоюсь этого слова, Барнаульский водоканал еле-еле сводит концы с концами. И то во многом благодаря тому, что наши сотрудники в вашем городе очень эффективно поработали по энергосбережению, что позволило элементарно иметь определенный запас прочности. Если бы это не было бы сделано, ситуация с точки зрения доходности на предприятии была бы очень сложной. Повышать доходы очень тяжело и из- за складывающихся сегодня взаимоотношений с управляющими компаниями. По сути, то, что они иногда творят — это чистой воды криминал. Только-только мы начали прививать людям привычку платить за потребление воды, как между нами и потребителями появились эти полукриминальные организации, которые существуют энное количество месяцев и как одуванчики растворяются непонятно где. Долги зависают, а платят за это прямо или косвенно потребители. К сожалению, это общероссийская тенденция. Есть положительные примеры, но плохих примеров пока гораздо больше.

— В этом году заканчивается срок действия инвестиционной программы Барнаульского водоканала. Согласно ей за последние пять лет компания вложила в развитие и модернизацию сетей около 800 млн рублей. Инвестиционная программа на следующий период разрабатывается?

— Мы работаем над ней. Понимаете, мы, в отличие от тех же управляющих компаний в вашем регионе всерьез и надолго. Акционеры поставили передо мной задачу создания крупнейшего транснационального частного оператора, работающего на евразийском пространстве.

— То есть вы заинтересованы в дальнейшей консолидации активов?

— Безусловно.

— Интересные вам активы есть в Алтайском крае?

— Во всех регионах есть интересные активы. И вообще Сибирь - очень интересный регион. Так что надеюсь, мы здесь закрепимся и покажем позитивные для всех результаты.

— Вы можете озвучить затратную часть инвестиционной программы на следующий временной отрезок?

— Согласование цифр еще не закончено. Но окончательная цифра точно будет не меньше, чем в предыдущей программе. Износ-то никуда не делся. Плюс есть еще ряд наработок, которые требуют дальнейшего финансирования.

— Я правильно понимаю, что, как и раньше основная часть средств пойдет на текущий ремонт сетей?

— К сожалению, да. Если распределять по приоритетам, то сегодня нам приходится заниматься в основном капитальным ремонтом существующих сетей. Их протяженность очень большая. Ну и возвращаясь к началу нашего разговора, очень сильно бы помогло упорядочение отношений с управляющими компаниями.

— Что для этого нужно сделать?

— Как пример приводится модель единых расчетных центров из других регионов. Татарстана, например. Понимаете, изобретать велосипед не надо. Надо чтобы все участники рынка были заинтересованы в его эффективной и прозрачной деятельности. А вот если будут расшатывать и без того нестабильную ситуацию, то ничего хорошего из этого не выйдет.

— Важный вопрос об инфраструктуре к новым площадкам под строительство жилья. Сегодня найдено взаимопонимание со строителями и администрацией в этом вопросе?

— Это очень важный вопрос для всей страны. Если есть акцептованный и согласованный план развития города, то вся дальнейшая работа проходит, по сути, в автоматическом режиме. Это звучит банально, но в других городах имеют место ситуации, когда строители в силу своей напористости продавливают решения о начале работ не задумываясь, как дом будет подключаться к системам водоснабжения и водоотведения. В Барнауле, слава Богу, ситуация не такая.

— А какая? У нас тоже очень много говорится о том, что строительство тормозится из-за отсутствия четких договоренностей с монополиями...

— Скорее наоборот. По Барнаулу могу только сказать, что этот вопрос еще будет рассматриваться в разрезе тарифообразования, инвестиционной надбавки и т. д.

— Вы удовлетворены уровнем сегодняшней тарифной политики?

— В принципе тарифообразование – самый несовершенный механизм во всей системе регулирования. Особенно в плане инвестиционной надбавки. Тут сразу начинается торг. Естественно, будучи коммерческим предприятием, мы вынуждены выбирать между текущим ремонтом и развитием сетей. Понятно, какой путь мы выберем при низшей инвестиционной надбавке.

С другой стороны, есть вполне законный вопрос, который задают потребители: если с повышением тарифа мы все равно имеем перерывы с подачей воды, то за что мы платим больше? И здесь мы двумя руками за цивилизованные отношения. Должны быть прописаны определенные штрафы, предусмотрены четкие обязательства операторов. Должны быть конструктивные партнерские отношения.

— А что сегодня мешает их налаживанию?

— Помех множество. Наши отношения с тепловиками, например. Нужно вообще разобраться, кто и как подает в дома горячую воду. Наши обязательства заканчиваются с момента подачи воды на подогрев. Но тепловики не хотят, непонятно почему, нести ответственность за инфраструктуру. Это такие частные проблемы, которых достаточно много. Я не жалуюсь ни в коем случае. Думаю, что этот вопрос мы все равно. Но частным потребителям все это малоинтересно. Им просто нужна вода. У нас в другом городе произошла авария по вине энергетиков. Произошел сбой в подаче энергии, вызвавший так называемый гидроудар. Ну и что? Я встану и начну перед жителями рассказывать о том, кто виноват, что у них в домах нет воды? Это просто смешно.

— Вы можете назвать цифру тарифа, скажем, по Барнаулу, которая бы вас сегодня устроила?

— Нет. Мы, конечно, просчитываем экономику. Есть какие-то определенные обязательные параметры, которые позволяют не упускать ситуацию из под контроля. Но хотелось бы не только сиюминутными задачами заниматься. Сейчас, например, очень остро звучит тема очистки промстоков. Город растет, их объемы увеличиваются. Сейчас они сбрасываются в общегородскую канализацию, за что нам выписывают штрафы. А мы-то не загрязнители. Здесь тоже нужно перенимать опыт западных городов и создавать отдельных операторов, которые на коммерческой основе займутся очисткой этих стоков.

— Это должна быть «дочка» водоканала?

— Я не уверен. Не знаю пока, готовы ли мы взять на себя эту функцию. Тут совсем другая бизнес-модель взаимодействия с коммерческими структурами. Бизнес этот достаточно капиталоемкий, если все делать правильно и на перспективу. Но тема очень важная.

Матвей ЭРГАРДТ